Общество

Узнице фашистских лагерей вручили книгу «Герои Бердска: павшие и живые»

Бердчанка Федора Дмитриевна Ткаченко 9 месяцев провела в немецких лагерях смерти и чудом осталась в живых, когда враги уничтожали ее родную Белоруссию. Очерк о бердчанке, чье детство растоптала война, вошел в книгу «Герои Бердска: павшие и живые».

100 экземпляров детской памяти

Федора Дмитриевна Ткаченко – представитель общества несовершеннолетних узников фашистских концлагерей – стала героиней сразу двух изданий, вышедших в Бердске. 28 июня в молодежном центре «100 друзей» состоялась презентация книги, которую создали юные журналисты проекта «Школа телевидения Бердска». Ребята работали долго и кропотливо, и создали два рассказа о женщинах, которые донесли до нас воспоминания о страшных испытаниях и событиях времен Великой Отечественной войны.

Одна из них – Федора Дмитриевна Ткаченко; вторая – Анна Лаврентьевна Чмарова, жительница города Белый Тверской области. В 2017 году съемочная группа юных тележурналистов выехала с поисковым отрядом «Кондор» в Белый, чтобы рассказать о Вахте памяти и благородной миссии по возвращению имен без вести погибшим бойцам.  Там ребята встретились с бабой Аней, которая помнит, как жители хоронили своих родных и наших бойцов, погибших в кровопролитных сражениях 1942-го.

Начальник отдела культуры Бердска Оксана Мокриенко отметила, что главной ценностью книги является то, что ее подготовили дети, которые окунулись в атмосферу военных лет. И поблагодарила юных авторов за то, как они реалистично сумели передать истории, которыми поделились с ними ветераны: «Спасибо вам за сохранение памяти и истории!».

Всего было напечатано 100 экземпляров книги. На презентации маленькие томики передали представителям Центральной библиотечной системы, городского архива, администрации и школ

«Немец сожрал Белоруссию всю»

Представители первой городской газеты «Бердские новости» вручили Федоре Дмитриевне Ткаченко драгоценное издание, напечатанное в рамках проекта «Герои Бердска: павшие и живые». Много лет назад пенсионерка рассказала журналисту «БН» о своих мучениях в немецких лагерях смерти «Озаричи», которые считаются олицетворением скорби, страдания, боли и слез белорусского народа. В газете напечатали очерк «Колыбельная с петлей на шее», который вошел в книгу «Герои Бердска: павшие и живые».

Голод, тиф, зверство врагов, которые гнали людей, как скот, — все это Федора Ткаченко помнит и сегодня в мельчайших подробностях

Федора Дмитриевна, получив в подарок нашу книгу, была очень тронута: «Спасибо вам за ваше внимание. За то, что помните о нашей Белоруссии, которую немец «сожрал» с костями всю».

— Всего не расскажешь, не хватит месяца, чтобы все вспомнить. От нашей Белоруссии осталась треть. И теперь многие деревни пустуют и позарастали травой. Там, где были лагеря «Озаричи», после войны поставили небольшой памятник: столб и женщина с дитенком. А теперь там построили красивый мемориал: все заасфальтировали, цветы посадили, в общем, все убиенные души там под асфальтом спят, — вспоминала узница лагерей, которая, благодаря своей матери, выжила в застенках фашистских лагерей. Ее история леденит кровь и в очередной раз напоминает: война не должна повториться!

«Колыбельная с петлей на шее»

(отрывки из очерка)

«Деревню заняли немцы, стали сгонять людей для отправки в лагеря, и начались хождения по мукам. Для того, чтобы тиф как можно быстрее косил мирное население и военных, пленных перегоняли из лагеря в лагерь, гнали их как скот. По обеим сторонам людского потока шли конвоиры с собаками. Тех, кто выходил на обочину или отставал, убивали. Люди от тифа голову теряли, бросались в колодцы, на проволоку. Через трупы перешагивали, не замечая.

Поначалу-то мы ничего, крепенькие были, а потом дошли до того, что уже передвигаться не могли. Одни кости, обтянутые синей пленкой кожи, одежда сопрела. Когда люди помрут, мы в суме у них пороемся, если найдем что – хорошо, если нет – худо. Мама муку оставшуюся с трех пальцев посыплет в кипяток, чтоб водичка погуще была, да попить нам даст с кружки… В одном лагере, помню, немцы застрелили жеребенка, все кинулись за добычей, но маме ничего не удалось урвать. И вот стемнело. Мама стояла-стояла рядом с котелком, в котором дядька какой-то похлебку варит – не выдержала, через этого дядьку прямо из кипятка выхватила кусок и встала. А мужик оказался ничего, сделал вид, что не заметил, проговорил только: «Счастлива та воровка, что детей своих сегодня накормит». И что вы думаете, она нам дала то мясо погрызть? Нет, дала посмокать, сама пососала. И носила неделю этот кусок, а потом еще сварила».

Холодно было, голодно. За малейшую провинность палачи расстреливали, чуть что – зверели и били. В одном лагере Мазуров расстрелять хотели. Выстроили большую группу шеренгой, принесли два пулемета. Мария младшенькую взяла на руки и говорит Фене с Зиной: «Начнут стрелять, упадут люди, вы стойте, пока в вас пуля не попадет, а то живыми закопают, будет трудно умирать». Внезапно над лагерем пролетел самолет, скинул какой-то пакет. Солдаты этот пакет вскрыли и приказали разойтись. Потом ходили слухи, что, будто, Сталин Гитлеру прислал весточку: если людей в лагерях уничтожит, совсем ему плохо будет.

Да, уже чувствовалось, что в войне произошел перелом. Немцы отступали, везли назад свои танки, пушки… «И промеж собой говорили, что скоро придут сибиряки и прогонят ненавистного врага. «А что ж, сибиряки – большие люди, раз такую силищу одолеть могут?» – спрашивала я у двоюродного дядьки. «Большие», – смеялся он мне в ответ. И я представляла их огромными сказочными богатырями, ростом с березу», – с улыбкой делится детскими впечатлениями Федора Дмитриевна. Освободители оказались обыкновенными людьми. Но какой же сказочной музыкой звучали для узников  их слова: «Здравствуйте, братья и сестры, вы свободны!».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *