Бердские новости Общество

«Космическая продукция БЭМЗа – наша судьба». Ветеранов заверили, что без изделий завода и сегодня спутники не летают

Кратко

Заводчане вернулись в славное прошлое, когда их труд был причастен к производству космической и ракетной продукции. Допуски к изделиям тоже были «космическими», а коллектив такой, с которым можно идти в разведку.

— Только что с Байконура стартовал на МКС корабль, носящий имя Юрия Гагарина. На его борту два россиянина и астронавт из НАСО. Пуск посвящен первому полету человека в космос!  

с этих слов началось в пятницу, 9 апреля, заседание совета ветеранов БЭМЗа, приуроченное к 60-летию начала пилотируемой космонавтики, полету Юрия Гагарина.

Для начала члены совета пролистали страницы истории российской космонавтики: напомнили о запуске первого спутника; о смелых собаках, которых первыми запускали в неизведанный космос; об историческом, первом полете Юрия Гагарина, ставшего национальным героем и кумиром тысяч людей на земле. Председатель совета ветеранов БЭМЗа Галина Хомякова познакомила гостей выставкой, которую оформили по материалам, полученным из музея космонавтики, города Королева.

«Допуск к изделиям тоже был «космический»

Вернувшись в славное прошлое, бэмзовцы расчувствовались: ведь их труд был причастен к производству космической и ракетной продукции, а значит, День космонавтики, особенно 60-летний юбилей, им особенно дорог. Бердчане поделились своими воспоминаниями, той бесценной информацией, которую они когда-то получили от космонавтов и конструкторов, вспомнили события разных периодов работы завода, участниками которых были сами.

Юрий Вениаминович Кривцов учился на 4 курсе Куйбышевского авиационного института, когда Юрий Гагарин покорил космос.

Для нас это событие стало для людей настоящим шоком. Институт и весь город бурлил. И хотя была строгая секретность, но уже поговаривали о том, что есть такой конструктор Королев. Все были очарованы улыбкой Гагарина и его смелостью. После окончания института я три года отработал на Чкаловском заводе. А потом… Как рассказывал начальник отдела кадров завода Антон Федорович Литвиненко, он все заборы обвешал объявлениями о том, что нужны специалисты на БЭМЗ, и квартиры сразу давали. Так я оказался в 14-м отделе главного технолога, где проработал 30 лет инженером-конструктором. Я занимался контрольно-измерительной аппаратурой для линейных и угловых измерений. Мы изготавливали очень точную аппаратуру, допуски на нее тоже были «космические». И в этом деле добивались успеха.

Начальник отдела технического контроля Евгений Владимирович Подберезкин напомнил, что 50-ые годы в Советском союзе начали определять заводы для производства военной техники. И первый конструктор БЭМЗа Виктор Кузнецов, который работал на заводе Лапшина в Москве, рассказал впоследствии бердчанину, что ему показали карту Новосибирской области, район Обского моря. Он обратил внимание на Зеленую рощу, и указал на это место, чтобы построить завод общего машиностроения. БЭМЗ изначально ориентировали на ракетную отрасль, которая была приоритетом для нашей промышленности.

Евгений Владимирович с восхищением говорил о космонавтах первого отряда: все они прошли суровую школу тренировок. Можете себе представить: режим испытаний с перегрузкой 12g, то есть человек становился в 12 раз тяжелее. А сколько космонавты пережили аварийных, трагических ситуаций. На завод приезжали космонавты, которые побывали в космосе: Борис Волынов, Виталий Севастьянов, Георгий Гречко. Но самое большое впечатление на специалиста оказала встреча с космонавтом Георгием Береговым:

— Нас как-то собрали, и мы поехали в Звездный городок, и там Береговой с нами беседовал. Это очень авторитетный, знаменитый товарищ: участник Великой Отечественной войны, летал на штурмовике ИЛ-2, за выполнение 108 успешных вылетов на штурмовку и разведку уже в 20 лет получил звание Героя Советского союза. Так вот он рассказывал о том, как проходил полет в космос. И говорил: мол, что вы, заводчане, все «фитюльки» да кнопочки устанавливаете на управлении. Вы сделайте так, чтобы я мог взять рычаг и кораблем управлять!».

— Что касается завода, деятельность всего коллектива определялись одной задачей: выпускать продукцию, нужную Отечеству. И люди под руководством опытных руководителей Михаила Валентовича, а потом Вадима Пащенко, все были вдохновлены этой задачей,  работали с большим энтузиазмом, не зная ни отдыха, ни выходных. На заводе люди воспитывались, проявляли энтузиазм, преданность, и огромное стремление в совершенстве сделать свое дело. Особенно это наблюдалось в сборочных цехах, откуда они не выходили сутками, когда надо было сдать изделие. И это определило наши высокие результаты и оценку правительством деятельности завода, который получил Орден Трудового Красного знамени.

У Евгения Подберезкина сохранился автограф космонавта Берегового. А также он видел окровавленный партбилет Юрия Гагарина, когда посещал музей космонавтики

— Помню, мы работали в цехе № 31. Распахивается дверь: на пороге два незнакомых мужика, и такой вид у них, будто что-то случилось. Они что-то хотят сказать и не могут. Витя подскочил и тряханул одного из них за плечи: «Ну, говори!». Наконец один вымолвил: «Полетели!». То есть, наши в космос полетели, — вспоминала Антонина Иванова, отработавшая 36 лет рентгенологом. – Да, такое необъяснимое было состояние, такая радость, такая гордость. И потом у нас всегда было понимание, что мы работаем не зря. Такое было воспитание: «Сказали надо  — значит, надо!».

Мастер основного производства Людмила Викторовна Стешенко попала на БЭМЗ в цех № 38: где производили специальную продукцию. 1971 год – самый расцвет завода, около 500 человек работали в три смены. Работать было очень интересно, а какая была ответственность! Требования к исполнителю высочайшие! Два этапа допуска к работе: теоретический и практический. Ежегодная аттестация: в присутствии технологов, заказчиков, ОТК. Выполнялись все требования климат-контроля: влажность, температура, запыленность. Были участки чистовой и черновой сборки.

— Когда я пришла, 16 лет сначала работала технологом, а потом пошла уже на производство мастером. Мои первые изделия были: силовой гироскопический прибор для стабилизации космических аппаратов, гиростабилизатор для космических аппаратов. Потом пошли измерители угловых перемещений, которые ставились в ракеты. Со временем мы стали применять новые технологии: не просто гиромоторы,  а жидкостные подвесы, поплавки. В 80-ые на БЭМЗ был самый расцвет технической мысли: рядом с нами трудились разработчики изделий – Пилюгин, Арефьева. И цех напоминал лабораторию: мы отрабатывали одну программу, получали результат, отправляли готовые изделия, брались за другие. И сама атмосфера нас вдохновляла на великие дела, накладывала на нашу деятельность особую значимость. Я благодарна судьбе за то, что всю свою жизнь после института проработала на производстве. Пусть и дальше у БЭМЗа будет перспектива, а у людей – престижная работа!

— Я работала в 43-м столярном цехе. Но и мы тоже относились к основному производству и имели отношение к космической продукции. Ведь мы делали упаковку: эксклюзивную тару для наших уникальных механизмов и аппаратуры, — отметила председатель совета ветеранов БЭМЗа Галина Хомякова.

— Я хочу сказать про наш завод: на БЭМЗ со всего Советского союза съехались специалисты. И дальше проходил небольшой естественный отбор. Кто-то не выдерживал, уходил, но оставшийся коллектив завода был такой мощный, такой дружный, такой компетентный. И была какая-то необъяснимая связь между людьми. И ее мы ощущаем до сих пор. На трудности мы не обращали внимания. А как мы умели отдыхать, веселиться! А какие у нас были рабочие, они выдавали такие вещи, что порой инженеры удивлялись – золотые руки. И наш коллектив до сих пор такой же дружный, мы одна семья и любим друг друга! – уверена Валентина Дмитриевна Дубова, начальник отдела труда и зарплаты цеха№ 35.

Работники БЭМЗ и сегодня ощущают себя одной семьей

Сегодня «БЭМЗ» тоже в космосе

От имени руководства БЭМЗа поздравил ветеранов с Днем космонавтики исполнительный директор Борис Арутюнов. Борис Павлович подарил в музей буклет о Павле Поповиче: это четвертый космонавт первого отряда, сибиряк. И пообещал, что завод обязательно организует для ветеранов поездку в музей космонавтики в Коченево.

— Когда Юрий Гагарин полетел в космос, это стало достоянием всей планеты. И наш БЭМЗ тоже причастен к этой истории! Мы благодарим вас, уважаемые ветераны, за ваши героизм и скромность: вы не просто выполняли свою работу, и то, что вы делали – это совсем не обыденные вещи. С точки зрения результата, это был настоящий подвиг, это был верх ответственности и профессионализма. Только благодаря тому, что хотя бы частичка от вашей ответственности осталась на предприятии, БЭМЗ до сих пор существует.

— И я вас могу заверить, что на сегодняшний день былая слава космической тематики на БЭМЗе никуда не делась. Мы также в космосе. Мы и сейчас делаем гиромоторы. Без нас российские спутники не летают! Низкий вам поклон! Спасибо за тот фундамент, который вы заложили и обеспечили не только настоящее, но и будущее предприятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *