Жизнь города

Бердчанам показали подлинный «Старый Бердск»

Кратко

Замысел прекрасной картины родился у Владимира Шарнина во время ранения на войне.

Сто лет исполнилось бы Владимиру Шарнину — автору знаковой картины «Старый Бердск», которая для многих бердчан стала символом исторического прошлого родного города. О художнике, фронтовике, вспоминали в городском историко-художественном музее.

В чем была притягательность любителя-живописца, почему его так уважали и любили собратья-художники и простые горожане, как его любовь к городу нашла свое отражение в современности — об этом говорили бердчане в музее. А, главное, именно на эту встречу приехал внук Владимира Николаевича со своей семьей – Константин Малыгин, который никогда не виделся со знаменитым дедом, но в наши дни активно восстанавливает утраченные родственные связи.

«За красоту мира»

В историко-художественном музее прошли встреча «Вспоминая о художнике» и выставка картин «За красоту мира», посвященные столетию Владимира Шарнина, имя которого вписано в историю нашего города не только как живописца, но как солдата Победы, дошедшего до Берлина. На выставке были представлены 80 работ художника, документы и личные вещи, рассказывающие о различных периодах его жизни. А основой для этой выставки стала книга воспоминаний Владимира Шарнина «За красоту мира» о его жизни, пропитанной любовью к Бердску и его жителям.

— Владимир Николаевич Шарнин сотрудничал с музеем давно, мы с ним общались с 1998 года, —  рассказала заведующая экспозиционным отделом музея Наталья Шапенкова.

— В учреждении оформляли выставки его картин, а он вспоминал о старом Бердске, о своем боевом пути, своем творчестве, путешествиях и людях. И эти воспоминания были наполнены такой яркой фактурой, что я посоветовала фронтовику-художнику записать воспоминания на бумаге. Шарнин увлекся этой работой, часто приезжал и зачитывал вслух первые главы будущей книги, которая была опубликована уже после его смерти.

И действительно, по этой книге можно не только проследить судьбу художника, но и составить учебник истории города: Владимир Шарнин подробно описывает, как в нем располагались улицы, какие пароходы прибывали к пристани, какие люди жили по соседству.

Как вспоминает Владимир Николаевич, задатки к художественному творчеству у него появились в детстве. Муж маминой сестры Тимофей Бодров, работал художником в бердском физиотерапевтическом санатории и взял его к себе в подмастерье.

«Тимофей Бодров был первым художником в старом Бердске. Я с наслаждением всматривался в его творения. Ко всему, что он должен изображать или расписывать, он делал предварительные рисунки, эскизы. Однажды у дяди Тимоши был заказ сделать копию с репродукции картины Шишкина «Рубка леса». Дядя позвал нас и начал рассказывать, как создавалась картина автором. В это время он копировал спиленное дерево, его срез, и говорил словами Шишкина, что писать надо так, «чтобы смолой пахло». Мы всматривались в то, как он пишет, и действительно ощущали запах смолы. Эта живописная «смола» прилипла к моей душе и сопровождала меня во всех перипетиях творческой жизни. И вот после этого мне ничем заниматься уже не хотелось, кроме живописного дела, и я устраивался на всякую работу, которая хотя бы относительно была связана с художеством».

«В рубашке родился»

Осенью 1940 года Владимир Шарнин был призван в Забайкалье на срочную службу и зачислен в зенитно-пулеметную роту для службы на обороне железнодорожного моста. Когда началась война, в гарнизоне стали готовить командиров младшего состава. В 1942 году подготовленных сержантов отправили на Западный фронт. Боевое крещение Владимир шарнин принял под Москвой. Был старшим сержантом, командиром расчета ракетно-зенитной роты. В его воспоминаниях отражены даты, сражения и детали: Сычевка, Вязьма, Ржев, Тула; очень кратко о событиях, за которые боец был награжден Орденом Славы 3 степени.

В 1943 году под Оршой ракетная рота и зенитная батарея попали под страшный обстрел. Именно во время тех кровопролитных боев, когда сибиряк был ранен, в его воображении родился замысел картины «Старый Бердск»: «Помню, как считал себя неживым, потом, на какое-то мгновение пришло сознание, мысленно я простился с родителями, братом, как во сне представился перед глазами Бердск во всем его прекрасном образе». День Победы застал Шарнина северо-западнее Берлина.

«Жажда творчества не покидала меня»

После войны Владимир Шарнин устроился в Бердский дом культуры: писал кинорекламы, делал декорации. Через некоторое время перешел в Бердскую фотографию: в его обязанности входило писать копии с репродукций для «ширпотреба», наносить ретушь и подменять фотографа. Все это бердчанин выполнял безропотно, но стремление к настоящему художественному творчеству не давало покоя. На какое-то время был принят в Новосибирском театре оперы и балета, где приобщился к более масштабным работам, учился у маститых художников-постановщиков. Но зарплата в театре была мизерной, ее не хватало даже на одноразовые обеды. В специальное учебное заведение, в художественный институт или училище, ему поступать было немыслимо. И все же Шарнин окончил платные курсы заочного обучения Московского дома народного творчества: четырехгодичный курс за два года на «отлично». И вернулся в Бердский ГДК, где стал художником-постановщиком спектаклей и исполнителем декораций собственного замысла….

Эффект узнаваемости Шарнина

Участники выставки вспоминали, каким интересным человеком был Владимир Шарнин в жизни: всегда в гуще событий, являл собой образец культуры, играл на пианино и магдалине. Говорили о том, что его творчество навеки запечатлело нашу родную природу: пронизанные солнцем сосны, крутые берега, гладь Обского залива. Удивительное свойство работ Шарнина — эффект узнаваемости, давно был подтвержден старожилами города Бердска, которые находили на его картинах знакомые улицы и дома, заветные уголки. Хотя самого Шарнина это немного озадачивало:

— Я не стремился выразить точно и подробно каждый дом – в какой-то мере я изображал наиболее значимое: церковь, Гороховский склад, пароход «Коллективист», плот, пристань, дома Гороховского имения.

И все же правдивость изображённого Шарниным получила свое закономерное подтверждение в истории города и всей страны. «В год 300-летия картина Шарнина «Старый Бердск» стала визитной карточкой нашего города, была напечатана на юбилейном конверте «Почты России» и разошлась по миру полумиллионным тиражом», — подчеркнула заведующая отделом развития музея Марина Янеева.

Преподаватель ДХШ «Весна» Людмила Рожкова, которая много лет дружила с Владимиром Шарниным, вспоминала, что живописец жалел о трех вещах в жизни: о том, что война у него украла молодость; что у него нет художественного образования; и он не умел рисовать людей.

— Владимир Николаевич меня считал себя своей ученицей, и старался мне передать секреты своего ремесла. У него дома было очень много картин, он вытаскивал какую-нибудь из них и рассказывал ее историю. Мы часто ходили на пленэры: находили в лесу красивое место, и Владимир Николаевич показывал мне, как пишет с натуры. На художественных выставках мы останавливались около каждой работы, и художник комментировал: здесь хорошо написано или нет. Однажды на одной выставке мне понравилась одна картина: на горной реке был такой живой, красивый камень, который сразу притягивал взгляд, но он был один прописан, задний и передний планы – нет. И Владимир Николаевич сказал: «Смотри, вот так писать нельзя!». Он не знал художественных законов: перспективы, композиции, светопередачи. Он писал так, как видел и чувствовал, прописывал каждый кусочек своих картин. Но именно это и было его собственным почерком.

— По мнению преподавателя высшей категории спецдисциплин НГХУ Евгения Барсукова, несмотря на отсутствие специального художественного образования работы Шарнина настолько профессиональны, что их смело можно ставить в один ряд с работами Шишкина, Васильева, Каратанова, — отмечала по этому поводу Марина Янеева.

Восстановить утраченные связи

В полной художественной коллекции Шарнина, хранящейся в фондах музея, 140 картин. Однако большинству из них требуется  профессиональное переоформление. Поэтому на открытии выставки Шарнина стартовала благотворительная акция по переоформлению работ Шарнина «100 картин – 100-летию художника». Первыми ее участниками акции стали почетный гражданин Бердска, депутат Людмила Чуркина, почетный работник кинематографии Дина Решетова, а также внук художника Шарнина — житель Барнаула Константин Малыгин.

На столетие художника его внук Константин Малыгин впервые рассказал о том, что у Владимира Николаевича Шарнина был сын Юрий (его отец), и теперь уже есть правнук! Юрий родился еще до войны – в 1940 году. Судьба так распорядилась, что он вырос без отца и никогда с Шарниным не общался. Жили они с матерью в Новосибирске. Потом Юрий Владимирович отправился на освоение сельскохозяйственных земель в Алтайский край, в Панкрушихинский район, где  повстречал свою будущую жену. У супругов родился сын Константин. По словам Константина Юрьевича, его отец рассказывал ему, что знал об отце: тот воевал и был художником в Бердске. Юрий Владимирович Шарнин сам тоже занимался живописью, но не профессионально. Пытался писать маслом, дома осталась папка со стопкой его работ, которые по манере письма немного напоминают руку Шарнина.

Константин закончил Барнаульский педуниверситет, Екатеринбургское высшее артиллерийское командное училище, много лет занимался патриотической работой. В Панкрушихинской школе он создал экспозицию, посвященную подвигам Героя Советского Союза Дмитрия Бакурова. Вот уж тесен мир, удивлялись мы с ним: Бакуров родом из Панкрушихи, но последние годы жизни провел в Новосибирске. Журналисты «БН» не раз брали у него интервью и слушали рассказы о боевых сражениях: высокое звание сибиряк получил за то, что отличился в битве за Днепр. Кроме того, Константину Юрьевичу хорошо известно имя Героя Советского Союза Михаила Рогачева, именем которого названа улица в Бердске: легендарный разведчик из Подойниково Панкрушихинского района.

Еще один удивительный факт: срочную службу внук Шарнина проходил в Бердской бригаде спецназа.

— Возможно, я не раз проходил мимо дома моего деда, когда в увольнительной заходил на почту. Но тогда я еще не думал о встрече. А вот когда у меня у самого появилась семья, мне захотелось найти своих родственников, восстановить все разорванные связи нашей семьи, чтобы нашим потомкам оставить добрую память о наших предках. Я как услышал о том, что вышла книга деда Владимира Шарнина, — поделился своим мыслями Константин Юрьевич.

Несколько лет назад Малыгины заехали в Бердский музей. Тогда они впервые рассказали бердчанам, что Владимир Николаевич – их родственник, и они хотят как можно больше о нем узнать. Константину Юрьевичу подарили картины Владимира Шарнина. А когда его пригласили на выставку, посвященную 100-летию Владимира Николаевича, он не раздумывая, отправился в Бердск.

— Мы были очень удивлены, увидев, сколько людей знали моего деда! Бердчане высказали столько теплых отзывов и воспоминаний о нем, с таким уважением отдавали дань его боевым заслугам и художественному таланту. Мы были очень тронуты, это было очень приятно. Я считаю, что сотрудниками музея проделана огромная работа для сохранения преемственности поколений, — убежден Константин Малыгин.

— Мой сын Кирилл также был очень горд тем, какой у него героический прадедушка — Кавалер Ордена Славы, художник, что его семья берет начало от такого человека. И сейчас он занят тем, что составляет родословную  нашего рода.

Под фото: Людмила Рожкова подарила музею этюдник и вилоискатель Владимира Шарнина

У художника преобладала пейзажная живопись: он с детства восхищался бескрайними просторами лесов, полей, проточными реками родной природы, и любовь к ней пронес через все тяготы его жизни

.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *