Артисты театра-студии  «Гистрион» на камерной сцене ДК «Родина» провели Всероссийскую акцию «Ночь музеев» и закрыли 48-й театральный сезон своего коллектива.

Театру стало тесно в традиционной форме

Сначала режиссер театра-студии «Гистрион» Наталья Солодухина рассказала зрителям о современном театре. Дело в том, что однажды театру стало тесно в традиционных рамках, и он начал переживать свое перерождение. В России первым реформатором был создатель актерской системы Константин Станиславский: однажды, занимаясь постановкой «Чайки», он посадил артистов спиной к зрителям. В Польше новую жизнь вдохнул в театр режиссер Ежи Гротовский, который решил освободить театр от всякой «мишуры» и пришел к пониманию глубины и познанию театра через актеров. В своем «Театре 13 рядов» он все убрал: зрительный зал, декорации, музыкальное сопровождение, и оставил только актеров, которые находились рядом со зрителями.

В 70-80-ые годы, как грибы, стали расти маленькие театральные студии. В Москве это были «Театр на досках», «Табакерка». Например, в Москве, в Пушкинском театре, поставили спектакль-бродилку «Шестая палата». Зрители приходят на спектакль, и вдруг их встречают медбратья в грязных халатах, начинают их водить по подвалам. Приходят их на сцену, а на сцене сколочен курятник. И в этом загончике происходит все действие. И когда главного героя помещают в 6-ую палату и медбратья начинают его жестоко избивать, вдруг в театре появляются санитары и начинают зрителей выгонять таким же путем: «Все! Спектакль закончился!». 

— Новое веяние в театральном искусстве не обошло и Бердск. Когда в театр-студию «Гистрион» пришел новый режиссер Александр Гребенкин, он ставил спектакли-бродилки. Мы поставили спектакль «Антигона»: проводили зрителей по подвалам «Родины», где за решетками были окровавленные люди, стоял стражник с догом, который лаял. Потом людей проводили в арт-холл, усаживали их на маты, и мы играли там спектакль. Или взять постановку «Шишок», когда зрители через большой зал проходили на сцену. Люди садились у задника; и когда актеры играли, зрители видели актеров, декорации и еще зрительный зал. И вертели мы эту сцену как могли, и у нас тоже есть такой опыт игры на большой и закрытой сцене.

Однако современный театр отличается от  традиционного не только формой, подчеркнула Наталья Солодухина.

— Зачем люди приходят в театр? Развлекаться, приобщаться к культуре, узнать что-то новое. А современный театр поставил такую задачу: никаких развлечений. Сюда приходят люди, которые ищут, которые понимают, что они живут как-то не так, и ищут ответы на вопрос: «Как нужно жить?». И такие пытливые люди стали ходить в современный театр, и взаимодействие со зрителем становилось более тесным. И если актерам удавалось обнажить свою душу и затронуть какую-то струну души у зрителей, происходило то самое чудо театрального искусства. Это чудо заключается  в том, что во время спектакля человек что-то открывает в себе, познает себя. И при этом изменяется:  становится чуть-чуть лучше.

«А на самом деле, как сказал один режиссер, ничего нового в театре нет. Новые только мы с вами! И сегодня ВЫ — новые зрители, и наши актеры тоже новые. Они будут в новом составе для вас по-новому играть. И вы что-то новое о себе узнаете», — отметила режиссер Наталья Слодухина перед началом иммерсивного спектакля «Бог ездит на велосипеде». Особенность его заключается в том, что зрители вовлечены в театральное действие: пытаясь разобраться  в себе, герои задавали и им вопросы о жизни.

Черные очки как защита от внешнего мира

Бердчане уже имели возможность познакомиться со спектаклем «Бог ездит на велосипеде» в прошлом году. Но новая постановка, с другим составом актеров открыла новые грани этой пьесы. Если вкратце, то в ней рассказывают о подростках, которые не могут справиться со своими проблемами. Почему это происходит? Может быть, потому что их не слышат взрослые – родители, педагоги, психологи. Хотя, казалось бы, за них переживают и хотят помочь. Или потому, что сами дети не хотят отпустить какие-то обиды и застряли в своем возрасте? Или Бог оставил их и где-то ездит на велосипеде?

Обсуждение спектакля было бурным, эмоциональным и не однозначным. Например, психолог одной из бердских школ считает, что в спектакле все утрированно, переиграно. И такого в жизни не бывает. Однако родители, сидящие рядом, возразили, что, наоборот, здесь все как в жизни: «В спектакле очень глубокий смысл. Родители живут своей жизнью, детей порой игнорируют, вообще никак с ними не взаимодействуют и не знают их проблем».

Педагог-психолог центра дополнительного образования «Перспектива» Юлия Уханова отметила, что наслаждалась во время спектакля «Бог ездит на велосипеде».

— Ребята, вы такие молодцы! Действительно, это про жизнь, про детские проблемы и родительскую тревогу, переживание подросткового кризиса, про первую любовь. Я очень хотела бы, чтобы вы показывали его дальше. Потому что когда вы переживаете сложные жизненные ситуации на сцене – это классный опыт.

Заместитель директора по воспитательной работе школы №12 Светлана Осокина считает, что в спектакле очень ярко показано взросление детей и все то, что они переживают  в этот сложный период.

— Мы, взрослые, может быть, не видим чего-то важного, не понимаем проблем своих детей, потому что они носят маску. Обратите внимание: главная героиня, которая сыграла очень проникновенно, всегда в темных очках. И эти очки — как шторы, которые закрывают ее настоящие чувства от внешнего мира. Она открывала свои глаза только тогда, когда находила что-то искреннее в другом человеке или хотя бы какую-то ниточку взаимопонимания. Очень хорошо раскрыты образы родителей. Мне интересно: как же это сделали детки, которые еще не прожили жизнь и не имеют опыта? Наверное, Наталья Николаевна сумела им что-то объяснить, что они смогли прочувствовать и показать наши взрослые эмоции, когда мы переживаем за своих детей. Когда мы готовы доказывать друг другу, что воспитывать нужно именно так, а не иначе, забывая о детях.

По мнению Светланы Осокиной, это спектакль о родительском ожидании: мы ждем от детей каких-то успехов и достижений, ставим перед ними высокие планки, и они карабкаются к этим планкам, порой забывая о том, что у них есть собственное «я» и собственная дорога в жизни. Это разговор о взаимоотношениях родных людей – детей и родителей, брата и сестры. И, наконец, разговор о детской жестокости, который обязательно нужно поднимать на сцене. Потому что это очень важно. С одной стороны, эта жестокость детей – как их защита от страхов и проблем. А, с другой, я как мама, переживая вместе с актерами их ситуации, молила Бога об одном: чтобы моего ребенка эта жестокость и все беды обошли стороной!

Раздел: Общество
Темы: ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

thirty − = twenty two