Актуальное

Санитар Никита Баль из Бердска: «Спецоперация показала, чего каждый из нас стоит»

Больше десяти раненых бойцов на передовой спас санитар Никита Баль. А в последнем выходе его группу накрыло минометным огнем. Помнит, что из-за контузии поначалу боли почти не чувствовал, как в Донецком госпитале сестра милосердия напоила его горячим чаем, а также мастерство хирургов в Москве, вернувших его к жизни.

Никита закончил школу в Лебедевке, однако вторым родным городом считает Бердск. Здесь он закончил Бердский политехнический колледж — выучился на механика. После 9-го класса пришел в спорт: занимался восточными единоборствами в спортивной школе «Кэмпо». Работал в Бердске: логистом, механиком, техником. В последнее время увлекался велоспортом и пляжным теннисом. И всегда считал себя настоящим патриотом, ведь Россия — это наша Родина.

Санитары на войне на вес золота

Никита был мобилизован в сентябре. Молодой человек говорит, что к этому был готов: и морально, и физически.

— Когда началась мобилизация, многие ребята серьезно задумались: как быть, если повестку принесут? Для меня ответ был однозначный: я бегать не буду. Если призовут, значит, надо идти Родину защищать. Так и случилось: вечером принесли повестку, наутро был в военкомате. На сборном пункте в НВВКУ старался по максимуму постигать все военные дисциплины. И в декабре уже мы были на Украине.

Мобилизованный пришел на фронт механиком, но полк расформировали. Никита попал в медицинский взвод 2-го мотострелкового батальона 36-го полка. Работали по такой системе. Медвзвод (8 санитаров) прибывал в деревню, которая далеко от линии фронта, занимал какой-то дом. И оттуда сменами по 4 человека выходили непосредственно на передовую, находились там неделю. Потому что, когда человека ранило, счет идет на часы и даже минуты.

— Допустим, идет бой, передают: там-то есть раненый. Мы выдвигаемся, осматриваем человека. В первую очередь проверяем, не перебиты ли крупные артерии, потому что от крупной кровопотери можно за 30 минут погибнуть. По возможности находим коридор для выхода и несем бойца в фельдшерский пункт. Попутно поддерживаем связь. Командование сообщает, что машина для эвакуации будет. Какие ранения встречались у наших военнослужащих? Всякие. Будут ли ребята вспоминать нас как спасителей? Надеемся. Если будут вспоминать, спасибо им за это. Но в принципе это была наша работа.

Кружку чая запомнил на всю жизнь

В начале марта смена санитаров отправилась на боевое дежурство, непосредственно в окопы, которые в пятидесяти метрах от украинских позиций. И не дошла. Птичка их «срисовала». И ребят накрыло минометным огнем.

— Все случилось неожиданно. До этого как-то проносило. А тут снаряд приземлился прямо передо мной. Поэтому я поначалу боли не почувствовал. Чувствую, что нога пробита, в спину что-то толкнуло. Вижу: товарищи ранены. Но когда ты в бронежилете, с оружием, и вокруг бой, немного не до этого. Подполз к одному, оказал ему помощь. Перетащили друг друга в безопасное место, в кусты, перевязались. Оказалось, трое из шестерых получили ранение: у меня самое тяжелое, пробило лопатку, плечо, легкое.

Вечером санитары стали постепенно выдвигаться. Километра три от линии фронта, у наших есть небольшое бомбоубежище, где фельдшер может оказать более серьезную помощь.

— Видимо, из-за контузии я первое время держался. Потому что без обезболивающего полпути прошел. Но потом из-за ранения в легкое начал терять силы, дышать стало тяжело. Хорошо, нас ребята подхватили и донесли до места эвакуации, откуда увезли на машинах. В следующем пункте эвакуации медики оформили первые документы на ранение, провели осмотр и направили в госпитали, куда кому надо. Врезалось в память, что, когда нас везли, было очень холодно, так хотелось горячего чаю, сладкого. В Донецкий госпиталь занесли на носилках. Там тетушки милосердия помогают солдатам, чем могут: умыться, одеться. Одна ко мне подошла: «Вас, может, накормить?». Я взмолился: «Чаю горячего хочу!». И она мне принесла. И это было так приятно, такие ощущения! Наверное, это был первый человек, который так же, как потом хирурги в Московском госпитале, мне очень сильно помог.

«Постепенно пришло осознание, что выжил. Потому что после первого снаряда, которым нас ранило, еще прилетело около 20-ти. И когда долбило, единственная мысль: чтобы не рядом, потому что мы уже так легко бы не отделались. А так — руки, ноги на месте — и, слава Богу!» — вспоминал Никита.

Самые глубокие осколки у бойца уже доставали в Москве, в госпитале Вишневского: там хирургия более высокого уровня. Медикам Никита очень благодарен: специалисты отличные, отношение к раненым военнослужащим хорошее. Да и всех, начиная с поля боя, кто ему и раненым товарищам помог, чем смог, бердчанин будет всю жизнь вспоминать добрым словом.

После лечения в Московском госпитале Никиту отправили домой в отпуск на месяц. А на днях он улетел в Екатеринбург — в медицинском учреждении для мобилизованных, идущих на поправку, будут решать, годен он к военной службе или нет. Сам боец себя чувствует средне: понимает, что, если отправят обратно в окопы, нагрузку не вытянет. Но выполнять другую работу и приносить пользу армии: чинить машины или документацией заниматься — готов.

Главное — оставаться человеком

На фронте было, конечно, непросто, порой и страшно, рассказал Никита. Но всегда были рядом товарищи, которые выручали и поддерживали. Ему очень помог опыт туристических походов и спортивных соревнований. Кроме того, очень важна правильная жизненная установка, считает Никита.

— Я помню, как к нам в школу приходил ветеран Чеченской кампании. И школьники ему задавали вопрос: «Вы людей убивали?». Он отвечал: «Мы убивали не людей, а врагов». И когда сам попал в зону СВО, убедился, что в экстремальной ситуации ты просто действуешь, отодвигаешь эмоции на второй план, еще стараешься поддержать раненого. А уже когда приходишь в безопасное место, можешь расслабиться, и, к примеру, спать двое суток.

Главное, даже в такой напряженной обстановке не терять человеческий облик. По мнению санитара, наши враги забыли, что такое человечность. Например, они могут месяцами не забирать своих погибших, хотя им предоставляют такую возможность. Опять же часто «издеваются» над санитарами: ранят одного и ждут, когда за ним наши полезут, чтобы еще подстрелить. Российские военнослужащие ведут себя достойно: и по отношению к украинским раненым, и к местным жителям.

— Однажды мы квартировались в одном доме. А рядом живет бабуля: у нее снаряд в крышу хаты попал. Мы нашли материал и крышу ей перекрыли. Потому что она уже оттуда никуда не переедет, а кровля течет. Мы с ней и продуктами делились. Мы предпочитаем быть на стороне России, добра, правды. Как нас научили родители, учителя. Наша сила — в правде.

По мнению Никиты, на Украине сейчас идет битва за наши ценности. Но эта борьба на самом деле происходит и в мирное время. Человек всегда сам делает свой нравственный выбор. К примеру, каждый решает: покупать диплом или пройти обучение, но, как показывает практика, опыт, полученный на пройденном пути, гораздо ценнее.

— Я всегда старался всего добиваться честно, все попробовать, потому что только так можно понять, чего ты сам стоишь в этой жизни. Во время учебы в Бердском политехническом колледже организовывал военно-патриотический клуб «Бердские медведи», создавал добровольную молодежную дружину. Отслужил срочную на Дальнем Востоке. И когда в прошлом году пошло дело к боевым действиям, было четкое понимание: все, чему до этого времени научился, пришло время применить на деле. Моя жизненная позиция: прожить так, чтобы оставить после себя след, быть для других хорошим примером. Взять нашу молодежь: многие на физкультуре со справочками сидят на лавочках. Но когда другие ребята приезжают с «Зарницы» и рассказывают, как они здорово провели время, у них глаза горят, это очень заразительно. И все больше людей к нам приходили в военно-патриотический клуб. И мы старались не только научить ребят разбирать автомат или ходить строем, а критически мыслить. Вот в чем главный смысл патриотического воспитания. Сейчас много негатива в интернете, а молодежь верит всему на слово. Но дети, прошедшие военно-патриотические клубы, которые ходили в походы и жарили картошку на костре, они совсем по-другому воспринимают информацию. Таких не уведешь в сторону, не сдвинешь с правильной дороги. И я остаюсь таким патриотом, и буду вести за собой людей, показывать пример правильного отношения к своей стране.

Никита с позитивом вспоминает службу в зоне СВО. Своих ребят из медвзвода, с которыми прошел такие испытания и мечтает встретиться после окончания спецоперации. Украинских собак, которые скрашивают быт наших бойцов: «Мы их всех там перегладили». И верит, что он внес свою небольшую лепту в нашу общую Победу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите результат 8 × 1 =