Молодежь.ru

«Наш боец был вмерзший в землю». Бердчанин в составе экспедиции «Дальневосточный фронт – 2021» поднимает участников второй мировой

Кратко

В распадах и склонах сопок на острове Сахалин поисковики нашли участников войны с Японией: подняли останки трех бойцов Красной армии и двух японских.

Руководитель ВПК «Бердские медведи» Бердского политехнического колледжа и командир отряда «Кондор» отдела по делам молодежи Алексей Батенев передал в музей БПК обломки  японского вооружения и личные вещи наших бойцов времен Советско-Японской войны. Бердчанин стал участником межрегиональной поисковой экспедиции «Дальневосточный фронт – 2021», которая проходила на острове Сахалин с 24 мая по 6 июня.

Опыт бердчан-поисковиков пригодился на Сахалине

Это была уже вторая экспедиция  «Дальневосточный фронт – 2021», прошедшая в  рамках Поискового движения России. На Вахту Памяти в места боев завершающего этапа Второй мировой войны подобрали самых опытных бойцов и командиров поисковых отрядов из восемнадцати регионов России. Сибирский федеральный округ представлял бердчанин, командир поискового отряда Алексей Батенев, имеющий за плечами 20 лет работы в различных экспедициях.

Палаточный лагерь и фронт работ находились в Смирныховском районе острова Сахалин.  В этих местах  в августе 1945 года развивались ожесточенные бои. Советские войска начали наступательную операцию против милитаристской Японии: прорыв границы и освобождение Сахалина. Наступательная операция шла по основной дороге Сахалина, на сопках находились японские позиции, а наши войска их штурмовали. В распадах и склонах сопок поисковики и нашли участников событий: подняли останки трех бойцов Красной армии и двух японских.

— Это так называемые верховые бойцы – глубина залегания останков примерно 30 сантиметров от поверхности земли. Было понятно, что это не санитарное захоронение: они как погибли в бою, так и лежали, нашли их отдельно. Опознавали бойцов по личным предметам: каскам, обуви, настрелу гильз, комплектующим вооружения. Один японский боец  даже найден с жетоном. Но в Японии сложная ситуация с жетонами, на них фамилий не указывали, только номер части, да и эта информация находится сейчас в США. Их останки будут переданы представителям японской стороны, которые приезжают на свой мемориал в одном из поселков Сахалина и ритуально останки сжигают. А бойцы Красной армии ориентировочно будут захоронены 22 июня в День памяти и скорби.

Рядом с нашими бойцами поисковики медальонов не нашли: это и понятно, в 1945 году их уже в армии не было, а красноармейские книжки уничтожило время. Видимо, это были рядовые солдаты, поскольку не удалось обнаружить ни звездочек с погон, ни частей портупей или кусков фуражек. А вот один из японцев был, скорее всего, офицером.

Отогревали землю, чтобы поднять бойцов

Алексей Батанев поделился, что ему было очень приятно и интересно работать в такой слаженной, профессиональной команде. Тем более что среди участников были коллеги, с которыми он встречался на Вахтах Памяти 10-15 лет назад в разных точках страны. Команда «Дальневосточного фронта – 2021» работала очень слаженно. Несмотря на то, что все были поисковики со стажем, заниматься приходилось не только раскопками. По очереди дневалили в лагере. На Сахалине в это время погода далеко не летняя, сильная изморозь, однажды утром встали – на палатках снег лежит. Нужно было заготавливать много дров, чтобы обогревать палатки, баню, кухню. И также по очереди, группами по 3-4 человека, прочесывали поля, леса и сопки. И, безусловно, условия поисковых работ там были намного суровее, чем в августе в Тверской области.

— Работы вели с помощью металлодетектора. То есть, если идет сигнал, ты понимаешь, что где-то есть черный или цветной металл. Допустим, того же японца мы «взяли» на пуговицу, а бойца Красной армии — на монетку: прибор брякнул, обнаружили монетку. А дальше механизм такой: делаем археологический стол, снимаем первый слой грунта, отрабатываем каждый квадрат, потом все глубже-глубже снимаем грунт послойно, чтобы поднять останки и предметы.

— Как я уже говорил, на Сахалине было еще холодно. И когда мы нашли одного нашего  солдата, он был вмерзший в землю, вместе с каской. И поэтому нам пришлось постараться, чтобы достать его из этого мерзлого грунта, не повредив останки. Натянули тент и газовой горелкой отогревали землю, потом откачивали воду… Останки двух военнослужащих были цельными, а одного бойца корневищами деревьев рассекло на две половины.

Алексей Батенев привез домой и передал в музей БПК предметы, которых поисковики не могли увидеть в европейской части России. Это разбитый бачок от японского противогаза, на котором сохранились иероглифы с датами и цифрами; ленту от японского пулемета; японскую колючую проволоку, она, в отличие от нашей, двухслойная. Руководитель ВПК «Бердские медведи» и командир отряда «Кондор» показал еще один предмет, принадлежавший нашим бойцам, из разряда так называемого окопного творчества. Бывало, допустим, что солдаты мастерили подсвечник из гильзы или еще что-то. А на Сахалине нашли согнутый из квадратной жестянки пополам, плотно закрывающийся треугольник. Этот сувенир по форме и размеру напоминает солдатский треугольник: возможно, какой-то боец сделал такой футляр для того, чтобы хранить письма от родных…  

МНЕНИЕ:

«Приглашение на участие в межрегиональной экспедиции Алексея Батенева мы получили лично от председателя совета РО ООД «Поисковое движение России» в НСО Натальи Некрасовой. Мы очень благодарны коллегам за доверие: значит, опыт бердских поисковиков востребован на уровне России, у Алексея  — поисковое движение уже в крови. И с удовольствием воспользовались этой возможностью. Мы считаем, что любой специалист должен постоянно повышать свой уровень, учиться. Весной Алексей поучаствовал в семинаре в Москве. И эта поездка нашему командиру будет полезной в плане повышения его компетентности», — убеждена директор Бердского политехнического колледжа Раиса Устинова.

Фото из архива поискового движения Бердска

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *