Жизнь города

«Мы выросли на фильме «Офицеры». Бердские защитники Отечества не свернули с пути отцов

Кратко

В Афганистане, где Александр Шведов прослужил полтора года, было реально все настоящее, без обмана: боевая служба, солдатская дружба, школа жизни. И верность присяге, которая вдали от Родины даже крепче.

«Я из поколения людей, которые выросли на фильмах «Офицеры», «Добровольцы»,  «Как закалялась стать». Это все мое!»  — рассказывал нам накануне Дня защитников Отечества Александр Шведов. И хоть кадровым офицером бердчанину стать не удалось, он прошел настоящую школу жизни в Афганистане, всю жизнь занимался спортом, обучал сотрудников ФСИН боевой подготовке и боевым искусствам. А, главное, вырастил сына, который поступил в военную академию связи и для которого также понятие служения Отечеству много значит.

Служить – так служить в  Афгане!

Начнем с того, что об армии молодой человек мечтал с раннего детства. Четырехлетнему мальчишке мама сшила военную форму, пилотку, купила кирзовые сапожки. И он рассекал во дворе с пацанами в войнушку. Когда детство закончилось, начал к армии готовиться.

— Я искренне верил, что долг Родине надо отдавать и к армии готовиться. Я перепробовал разные виды спорта: парусный, борьбу, бокс, много занимался самостоятельно: бегал, подтягивался. В общем, когда меня призвали, с физической подготовкой проблем не было.

И вот парни прибыли на призывной пункт. Начали приезжать «покупатели» из разных частей, чтобы набирать призывников к себе в команду. Тут по «холодильнику» пошел слух: «Десантник пришел! Сейчас будет набирать в десантуру!». К Шведову капитан подходит: «С парашютом прыгал? Не боишься?». Тот подумал: «Классно! Служить — так служить в ВДВ!». В итоге с октября 1986 года по май 1987-го новобранцев усиленно готовили в учебке в Фергане. Потом на борт самолета, и в Афганистан.

Александр попал в отдельный 2-й батальон 345-го гвардейского парашютно-десантного полка. Этот полк первым зашел в Афганистан и последним вышел. 345-й полк широким массам людей знаком по фильму «9-я рота».

— Да, в это время служил в роте, только в другом месте. И мы, конечно, знали о жестокой операции, в которой практически весь 345-й полк участвовал. Одного из погибших  – пулеметчика Мельникова Андрея, удостоенного посмертно звания Героя СССР, я хорошо знал, у нас в Ферганской учебке кровати стояли рядом.

Полная изоляция и опасность на каждом шагу

Поначалу Александр служил в Пандшерском ущелье: во 2-м отдельном батальоне 345-го полка. Через ущелье шла основная дорога, по которой наши колонны доставляли в военные части боеприпасы, продукты. Вдоль ущелья было определено 12 постов, на одном из них несли охрану определенного сектора дороги 8 бойцов под руководством офицера. Ребята построили блиндажи и по очереди несли службу, чтобы на главную транспортную артерию моджахеды не совершали нападения.

Что было самым тяжелым в службе в далекой стране? Прежде всего, полная изоляция, считает Александр Шведов. Если срочники в союзе могли в выходной в увольнение пойти, позвонить домой, то здесь ничего этого не было. Готовили сами из того что было, хлеб пекли. Порой продукты по две недели не завозили. Чтобы получить электричество, крути ручку аккумуляторной батареи.

— Сидишь на посту, бывало, в небо смотришь: «Елки-палки, а  ведь сейчас кто-то дома тоже на звезды смотрит!». Да, пацаны по дому очень скучали. Открытка придет с Родины или письмо, вот радость! Было у нас несколько газет, так мы их до дыр зачитали, знали наизусть, что было на каждой странице, вплоть до самого мелкого текста. Информации не хватало. Мы не знали, что в стране происходило. Молодые приходили на службу, рассказывали: «А у нас появилась новая группа, «Ласковый май» называется, все девчонки с ума сходят!». Но зато у нас был фотоаппарат, я с детства увлекался этим делом. И мы там фотографировали, проявляли, пленку разрезали и домой отправляли. Родные фотографии печатали и нам обратно присылали.

Но, конечно, больше всего на психику давило ощущение опасности: бойцы постоянно слышали о том, что где-то кто-то погиб. Были случаи, когда моджахеды вырезали целые заставы ночью – видимо, кто-то заснул на посту. Боевики всякими способами пробирались к дороге и в расположение наших частей. Допустим, пустили местного на пост: поменять фрукты на тушенку; он незаметно мину магнитную под автомашину подложил. Естественно машина с боеприпасами взорвалась, погибло сразу шесть человек.

— Жить спокойно нам моджахеды не давали. И мы с автоматами практически не расставались: спали с ними, в туалет ходили. Вокруг своего участка дороги ставили растяжки, гранаты. И если кто-то проникал на наш участок и подрывался, все из палаток выбегали – кто в чем был, и начинали в ту сторону бросать гранаты, поливать из всех видов орудия. И такие случаи у нас происходили периодически.

Однажды бойцы строили укрепления  в горах, таскали камни наверх. Вдруг слышат взрыв. Оказалось один боец, которого Александр хорошо знал, наступил на мину, и ему оторвало ступню. Шведов помнит, как парень упал, боли еще не чувствовал, видимо в шоке был, и только тихо повторял: «Мама, мамочка, прости меня!».

Когда начался вывод советских войск из Афганистана, все заставы «свернули». Отдельный батальон, в котором находился Шведов, объединился с 345-м полком, на который возложили особу задачу: создать коридор безопасности для советской группировки во время вывода из ДРА.

— С мая 1988 года мы начали курсировать по всему Афганистану. Получали задание, уходили на две недели, вернемся, отмоемся, отдохнем пару дней. Потом опять построение на плацу, проверка амуниции,  боекомплекты, занятия…  Мне уже доверяли проводить занятия: я в совершенстве знал все виды оружия, уже там у меня проявилась педагогическая жилка. Нравилось передавать свои знания и навыки молодым бойцам. Мы уходили на дальние расстояния: могли ехать на броне целый день. Переночевали где-то в машине или в канаве, потом опять на броню и дальше.

— Это была тяжелая, грязная, опасная работа, которую мы старались выполнить достойно. Бывало, что попадали в серьезные передряги. Однажды, когда возвращались с задания, моджахеды открыли огонь из реактивного снаряда. Видим: за нами летит ракета, то с одной стороны, то с другой. Мы на броне сидим, машина несется на огромной скорости, а снаряды рвутся вокруг…

— Из Афганистана мы вышли в январе 1989 года, и у меня было четкое ощущение, и оно до сих пор меня не покидает, что у меня есть ангел-хранитель. Я вспоминаю, в каких критических ситуациях оказывался я и мои товарищи, но мы все вернулись домой целыми и невредимыми. Возможно, этим ангелом-хранителем была моя мама, которая очень переживала за меня. И сегодня в трудные времена всегда мысленно обращаюсь к ней, и это всегда помогает.

Там все настоящее: дружба и служба

— Я горжусь тем, что я служил в Афганистане и участвовал в войне, которая вошла в историю,  — убежден Александр Шведов. — Горжусь тем, что служил в десантных войсках, в таком именитом гвардейском 345-м полку, потому что он реально боевой и внес огромный вклад в разрешение конфликта на территории ДРА. Армия, особенно в таких условиях, помогла мне возмужать, я прошел школу жизни, и эти уроки потом помогали мне на протяжении всей моей жизни.

Как считает Александр Шведов, бердская организация «Союз ветеранов Афганистана» сыграла в его жизни большую роль. А именно, его экс-председатель Владимир Ильич  Кайгородов: сначала пригласил в охранное предприятие, потом в налоговую полицию, посоветовал получить высшее образование. И вскоре Шведова, который в совершенстве владел приемами борьбы и огнестрельным оружием, пригласили преподавать в межрегиональный учебный центр ГУФСИН. Там бердчанин прослужил 18 лет, был очень востребован и уважаем сотрудниками, которые посещали его занятия. «Мне нравилось преподавать, чувствовал отдачу: когда люди стремились достичь высот в физической культуре, начинали ответственно относиться к своему здоровью». На пенсию ушел в звании майора внутренней службы, должности начальник цикла боевой и физической подготовки.

Также Шведова, как человека надежного, ответственного, много лет проходившего в погонах, и к тому же, увлеченного фотографа, пригласили в совет ветеранской организации. И последние годы он ведет фотолетопись всех событий, которые происходят в афганской организации: снимает репортажи, портреты боевых товарищей. А его панорамный снимок Мемориала «Воинскому братству защитникам Отечества» даже отправили на всероссийский патриотический конкурс.

Своих детей Шведов заразил любовью к физкультуре и здоровому образу жизни: с сыном и дочерью ездили на велосипеде, на лыжах, летом — в  походы. Особенно доволен Александр сыном: в нем давно проявились отцовские гены и тяга к военной службе. Парень — настоящий патриот, учится на 4 курсе военной академии связи в Санкт-Петербурге. И Шведов очень надеется, что сын продолжит дело служения Родине. Ведь такие молодые люди: образованные, правильные, спортивные, особенно нужны сегодня стране

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *