Общество

«Генный феномен Зои Князевой»: последнее интервью фронтовички-долгожительницы из Бердска

Кратко

В пятницу бердчане простились с доблестной боевой медсестрой, прошедшей всю войну, достойно прожившей 103 года Зоей Семеновной Князевой. Прощание с нашей землячкой состоялось в Академгородке, похоронили фронтовичку на южном военном кладбище Новосибирска, рядом с мужем-разведчиком Александром Ильичом Князевым.

В пятницу бердчане простились с доблестной боевой медсестрой, прошедшей всю войну, достойно прожившей 103 года Зоей Семеновной Князевой. Прощание с нашей землячкой состоялось в Академгородке, похоронили ее на южном военном кладбище Новосибирска, рядом с мужем-разведчиком Александром Ильичом Князевым.

Зоя Семеновна Князева – легенда города Бердска, символ долголетия и жизнестойкости. Родившаяся в женский праздник – 8 марта, бердчанка обладала боевым характером и имела за плечами героическое прошлое. Она участница великих и трагических событий, о которых мы вспоминаем каждый год 9 мая с особым трепетом. Служила боевой медсестрой, три года на передовой перевязывала раны нашим бойцам; с боями освобождала Украину и Белоруссию; дошла до Берлина…

8 марта Зое Семеновне исполнилось бы 104 года. Увы, как сказал ее сын Сергей Александрович Князев, 25 января ее жизненный путь закончился. Путь долгий, достойный, наполненный испытаниями, но и огромным счастьем. Она ничем не болела, до конца была крепкой. Практически до последнего со всеми общалась, всех помнила и узнавала.

Три года назад нам довелось встретиться с Зоей Семеновной, тепло пообщаться с ней. Бодрая, позитивная, с прекрасным чувством юмора, бердчанка во всех в подробностях рассказывала о своей жизни, пела военные песни и много улыбалась. Такой мы и запомним ее навсегда. И поэтому с разрешения сына героини мы публикуем очерк, посвященный Зое Князевой: ее воспоминания из первых уст, вошедшие в книгу «Герои Бердска: павшие и живые». Чтобы еще раз прикоснуться к великим событиям через удивительную судьбу нашей землячки – такой простой и вместе с тем великой, уникальной, неповторимой, которая даже больше, чем целый век.

Учиться хотела страсть как

Зоя Семеновна прожила такую долгую жизнь, что по ней можно изучать историю страны. Детство ее прошло в Алтайском крае, в деревне Семена Красилова. Такой голод был, что мама отправляла маленькую девочку с братом милостыню просить. В 11 лет Зою отдали в няньки в Осинники Кемеровской области.

Сколько себя помнит, Зоя Князева всегда хотела учиться. И вместе с братом, который ходил в школу, выучилась читать и писать. Потом устроилась на работу в больницу полы мыть. «И когда ты от нас сбежишь?» — интересовались работники больницы, уверенные, что девушка долго не продержится. Но Зоя никакой работы не боялась. Хирург заметил ее старания и взял к себе в санитарки.

— Сначала меня научили с карточками работать, больных вызывала к врачу. Потом перевели делать перевязки. Дальше стали учить меня латыни, чтобы я могла выписывать  лекарства. Закончила курсы медсестер. И так начала работать  в больнице медсестрой, и эту профессию очень полюбила.

«Милая сестричка, мне больно!»

Когда началась война, Зоя вернулась к маме в деревню. И в 42-м ее призвали на фронт. Воевала в составе 1-го Белорусского фронта, во 2-м батальоне, 1-й стрелковой роте, 3-м взводе, 4-м отделении. Свое место службы называет без запинки. Рядовая, военная медсестра, санинструктор. Оказывала первую медицинскую помощь на передовых позициях.

— Я была на передовой: перевязывала свежие раны. Сначала в батальоне были одни девушки: и командиры, и бойцы. А потом нас по мужским частям распределили. Потому что девушке одной раненого солдата из пекла тяжело вытаскивать. Для этого мне были два санитара вручены. Они солдат или офицеров клали на плащ-палатки и оттаскивали в любую воронку, яму. И там уже я с ними занималась. Потом раненых определяли: в полевой госпиталь, а из полевого — в городские. Но иногда приходилось мне и самой тащить солдатиков: тянешь, в рост же нельзя ходить, кругом бой идет, снаряды рвутся, и так, не вставая на ноги, ползешь. А ведь надо скорее, раненый не один. Всего навидалась. Когда подползаешь, боец, если в сознании, просто незнамо как рад, что я к нему добралась. Не знает, что тебе сказать: «Милая сестрица, помоги! Мне больно! Мне страшно!». А мне и самой страшно: у него рана в животе или в руке, кровь хлещет. И надо эту кровь останавливать: хоть жгутом, хоть другим способом. Перевязала, и к другим бегу.

Три зимы жили в окопах

Каково было женщине на войне? Что было самое тяжелое? «Больше всего боялась, что убьют, — рассказывала Зоя Семеновна. – Да и вообще служба была нелегкая: все на ногах, в холоде. Когда мы еще в Очаково проходили подготовку, так жили в казармах. А потом, считай, три зимы провели в окопах: и солдаты, и девушки».

Ближе к Победе медсестру хотели комиссовать, потому что она была сама несколько раз ранена. Однако Зоя отказалась категорически: «Не убили, не искалечили, значит, все мои ранения легкие». Бердчанка причастна к знаковым сражениям Великой Отечественной войны. Сергей Александрович гордится тем, что его мама уже в 1941 году воевала под Москвой. Потом попала в эпицентр Смоленского сражения, вместе с другими бойцами стояла на Ярцевском рубеже, где наши немцам дали жару.

— Ярцево, Духовщина, Орша – эти населенные пункты мы с боями брали. Наступали. Освобождали Белоруссию. Там был фронт и настоящая бойня. Так мы дошли до Германии. 9 мая встретили в Берлине. Когда объявили, что война закончилась, все, кто живой остался, не знали что делать от радости! Бойцы только что на головах не ходили! И горевали, конечно, жалели тех, кто не дожил. Я много повидала, знаю, что никому не охота было погибать. Некоторые солдатики, когда понимали, что ранение безнадежное, успевали нам адреса родных передать, просили написать жене или маме: «Напишите, что я здесь погиб», — вспоминала фронтовичка, которую после ранения перебросили на Японскую: там она до 1946 года лечила солдат.

Муж Зои Семеновны тоже воевал. служил разведчиком
Зоя Семеновна Князева награждена Орденом Отечественной войны 1 степени и многими медалями

«Взялись за руки и пошли»

Когда после Победы Зоя Красилова вернулась домой, то застала полную разруху. Девушкам приходилось работать на лесозаготовках: от непосильной работы, голода и туберкулеза многие погибли. Но именно в те страшные годы Зоя Семеновна нашла свое счастье.

— Прихожу, в деревне – шаром покати, мужчин — никого. Потом  соседка приходит: «Там у бабушки-Кзязихи пришел сын с фронта». Я спрашиваю: «Что, поди, без руки, без ноги?». «Нет, целенький весь. А красивый, какой!». По случаю его возвращения устроили вечер. И мне моя знакомая назавтра рассказывала, что он через весь народ на меня заглядывал, а потом и говорит: «Ой, какая же Зоя веселая!». Потом начал ко мне в гости захаживать: он мне про свою службу говорил, я ему про свою. А я и рада: вы посмотрите, какой он у меня красавец, разведчик! А однажды мне говорит: «Пойдем в район сходим!». Заводит меня в одно помещение и говорит: «Регистрируйте нас, я эту девушку замуж беру». Я стою и не знаю, что сказать, обомлела. «Ну, вот и все, ты мне жена теперь, пошли ко мне домой», — говорит мне. Взялись мы за руки и пошли.

Первое время Князевы жилы в деревне Семена Красилова, потом переехали в Сунгай. Людям долго пришлось восстанавливать хозяйство в колхозах, все силы они бросили на это. Зоя вместе с мужем работала на комбайне: он за рулем, она у него — штурвальной.

Рецепт счастья один: ссориться не надо!

Со своим мужем Александром Зоя Семеновна прожила 58 лет. Когда дети поехали учиться в Новосибирск, семья перебралась в Бердск. Князевы устроились в Речкуновский санаторий. Зоя Семеновна была по медицинской части, с радостью помогала людям поправлять здоровье. А Александр Ильич работал свинарем, слыл большим передовиком, про которого много раз писали в газете «Ленинский путь»: за год он выращивал больше 14 тонн свинины. Тяжелая болезнь унесла супруга в 89 лет.

И когда Зою Князеву спрашивали: «В чем секрет супружеского счастья?», отвечает одно: ссориться не надо. «Жили мы всяко, но муж меня до смерти любил, помогал по хозяйству. И чтобы я на него когда ругалась? Ведь многие жены своих мужей пилят. Нет, мы никогда друг на друга не злились, и у нас все было поровну. И по жизни я старалась ни с кем не ссориться. И всем советую: если чувствуете, что встретили зло, отойдите в сторону. Надо с людьми общаться хорошими».

Бердчанка считала себя счастливым человеком. Потому что, пройдя страшную войну, жива осталась. Пятеро детей родила, и все они достойными людьми стали. Старший сын Юрий — кадровый офицер, дослужился до генерал-лейтенанта, живет в Москве. Младший сын Сергей и две дочери Елена и Наталья имеют отношение к профессии, которой она отдала всю жизнь. И все они заботятся о ней, всегда рядом. У Зои Семеновны 15 внуков, 12 правнуков и 1 праправнук! Таким богатством похвастать может далеко не каждый!

Долгожительница с дочерми Натальей и Еленой

АКЦЕНТ:

По поводу своего долголетия Зоя Семеновна говорила, что это ей такие гены достались от родителей. «Как вы считаете, как я выгляжу? Ведь я же не старушенция, правда?!  — смеялась бердчанка. — Не знаю, сколько я протяну. За счет чего держусь? Мама у меня прожила 102 года, а папа — 115 лет. Может быть, это гены особенные, плюс, несомненно, позитивное отношение  к жизни.  Я всем желаю здоровья и счастья! Я так век прожила и всем советую!».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

× 1 = 7